Патрик Зюскинд. Отдельные цитаты

О писателе и киносценаристе

Патрик Зюскинд — известный драматург, прозаик, киносценарист. Персонажей его книг роднит между собой сложность в общении с людьми и трудности в поиске своего места в мире. Патрик Зюскинд (нем. Patrick Süskind) родился 26 марта 1949 года в баварском городе Амбахе. Учился сначала в деревенской школе, а потом – в гимназии. Зюскинд проходил альтернативную службу в армии, после которой брался за любую работу, одновременно учил французский язык. С 1974 года он занимался написанием сценариев и этим зарабатывал себе на хлеб. По его сценариям сняты два успешных фильма «Кир Рояль и Монако Франц» и «Россини, или вопрос кто с кем спал».
Всемирный успех пришел к писателю после выхода его романа «Парфюмер» в 1985 году. Зюскинд сам побывал в тех местах, где происходит действие романа, изучал парфюмерные секреты на фирме «Фрагонард», ознакомился с литературными и культурологическими источниками, которые он использовал при написании романа. С выходом этого романа Зюскинд стал одним из знаменитых и читаемых писателей современной литературы Германии. По данному произведению в 2006 году был снят фильм «Парфюмер: История одного убийцы». А сам роман на сегодняшний день переведен более чем на 46 языков мира. Потом Зюскинд написал две новеллы: «Голубь» (1987) и «История господина Зоммера» (1991), ряд рассказов, сценариев и роман «О любви и смерти» (2006). Сегодня Патрик Зюскинд продолжает свое литературное творчество. Персонажей его книг роднит между собой сложность в общении с людьми и трудности в поиске своего места в мире.

Цитаты

Аромат проникает в самую глубину, прямо в сердце, и там выносит категорическое суждение о симпатии и презрении, об отвращении и влечении, о любви и ненависти. Кто владеет запахом, тот владеет сердцами людей. В аромате есть убедительность, которая сильнее слов, очевидности, чувства и воли. Убедительность аромата неопровержима, необорима, она входит в нас подобно тому, как входит в наши лёгкие воздух, которым мы дышим, она наполняет, заполняет нас до отказа. Против неё нет средств. …люди могут закрыть глаза и не видеть величия, ужаса, красоты, и заткнуть уши, и не слышать людей или слов. Но они не могут не поддаться аромату. Ибо аромат — это брат дыхания. С ароматом он войдет в людей, и они не смогут от него защититься, если захотят жить… Кто владеет запахом, тот владеет сердцами людей.
Духи живут во времени; у них есть своя молодость, своя зрелость и своя старость.

Но сегодня ему показалось, что он наконец узнал, кто он на самом деле: а именно не кто иной, как гений; и что его жизнь имеет смысл, и задачу, и цель, и высшее предопределение; а именно осуществить революцию, никак не меньше, в мире запахов; и что на всем свете только он один владеет всеми необходимыми для этого средствами; а именно своим изощренным обонянием, своей феноменальной памятью и — самое важное — запечатленным в ней ароматом этой девушки с улицы Марэ, в котором в виде волшебной формулы содержится все, из чего состоит благоухание: нежность, сила, прочность, многогранность и пугающая, непреоборимая красота. Он нашел компас для своей будущей жизни. И как все гениальные чудовища, устроенные так, что через внешнее событие прокладывается прямая колея в вихреобразный хаос их душ, Гренуй уже более и отклонялся от того, что он принимал и признавал за направление своей судьбы. Теперь ему стало ясно, почему он так упорно и ожесточенно цеплялся за жизнь: он должен был стать Творцом запахов. И не каким-то заурядным. Но величайшим парфюмером всех времен.
Человеческий запах всегда — запах плоти, следовательно, запах греха. Так как же положено пахнуть младенцу, который еще ни сном ни духом не повинен в плотском грехе? Как ему положено пахнуть? Никак!
Музыкa — это всегдa человечность.
Одно только невозможно себе предстaвить, a именно — оркестр без контрaбaсa. Можно скaзaть, что оркестр — позволю себе теперь определение — существует кaк оркестр лишь тогдa, когдa в его состaве есть контрaбaс. Бывaют оркестры без первой скрипки, без духовых, без бaрaбaнa и литaвр, без рожкa, без чего угодно. Но не без контрaбaсa.
Телевизор погребает исполнение домашней музыки, разрушает глаза, расшатывает семейную жизнь и вообще ведет ко всеобщему оболваниванию. Телевидение хоронит домашнее музицирование, портит глаза, разрушает семейную жизнь и вообще ведет ко всеобщему оглуплению.
Нет такой человеческой фантазии, которую бы реальность не превзошла играючи.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *