Роберт Фрост — Во глубь себя

О поэте

Роберт Фрост родился 26 марта 1875 года в Сан-Франциско (США). Отец его умер от туберкулеза, когда Роберту было 11 лет. Получил воспитание в доме деда и в Дартмутском колледже. После непродолжительного обучения в Дартмут-колледже Фрост поступает в Гарвардский университет, где обучается с 1897 по 1899 годы. После его окончания из-за тяжелой материальной ситуации Фрост вынужден заняться фермерским хозяйством, при этом издавая местную газету, но такие начинания не увенчались успехом, поэтому уже в 1912 году Фрост перебирается в Англию, где его ожидал первый успех с публикацией книги «Воля мальчика», вторую книгу — «К северу от Бостона», изданную чуть позже — читатели опять принимают с восторгом. Литературные критики видят в творчестве Фроста сходство с поэзией георгианцев. Вернувшись в 1915 году в США, Фрост вновь возвращается к ведению фермерского хозяйства, при этом не оставляя процесса издания собственной поэзии. Но этих доходов не хватает на существование, и Фрост становится лектором, выступает с чтением своих стихов на различных мероприятиях.
В своих стихах Фрост пытается отразить все проблемы, существующие в жизни простого люда. Так рождается третья книга, которая приносит Фросту признание в качестве Пулитцеровской премии, вторую аналогичную премию уже в 1931 году Фрост получает за публикацию собрания стихотворений. Всего Фрост становился лауреатом Пулитцеровской премии четыре раза. Поэзия Фроста искрила нежеланием мириться с обстоятельствами, желанием вырваться и улучшить мир вокруг себя, может быть, поэтому пользовалась такой популярностью и стала настоящей классикой. Роберт Фрост скончался 29 января 1963 года в Бостоне.

Творчество поэта

Внешней канвой стихов Фроста на протяжении всего его творческого пути оставались сельские реалии Новой Англии. Поэт рисует жителей сельской местности за повседневными занятиями, которые в его трактовке приобретают глубокую философскую подоплёку («Mowing»). Его излюбленный лирический герой — фермер из Нью-Гэмпшира. Все эти черты в полной мере проявились во втором сборнике «North of Boston» (1914), многие стихотворения из которого стали хрестоматийными и подлежат обязательному изучению в американских школах (напр., «Mending Wall»).
После начала Первой мировой войны Фрост вернулся в Нью-Гэмпшир, где приобрёл новую ферму, которая, впрочем, не приносила ему прибыли. Его слава на родине постепенно росла, и в 1923 г. его четвёртая книга «New Hampshire» (Нью-Гемпшир) была удостоена Пулитцеровской премии. В неё входят пространные сюжетные стихотворения «Жены Пола», «Ведьмы с Коса» и более лапидарная и изящная медитативная лирика. Направленность на философичность и утончённый психологизм отличают «Местами голубое», «Огонь и лёд», «Всё золотое зыбко». В стихах тех лет косвенно отразилось изучение Фростом древнегреческих трагиков, особенно Еврипида. Остаток своей жизни национальный поэт США провёл, проживая в кампусах различных университетов Новой Англии, зачастую в качестве приглашенного лектора. В зрелые годы Фрост часто обращается к форме сонета, на первый план выступают мотивы безысходного одиночества и отчужденности («Acquainted with the Night»). Стихи позднего Фроста насыщены метафизическим подтекстом («Directive») и прямыми библейскими аллюзиями («Never Again Would Birds’ Song Be The Same»). Последний сборник стихов поэта — «In the Clearing» — появился в 1962 г. В том же году Фрост посетил СССР, где состоялась его встреча с Анной Ахматовой, она прочла ему своё новое стихотворение «Последняя роза» с эпиграфом из И. Бродского.
«В массовом культурном сознании Фрост быстро превратился в доброго мудрого дедушку, чуть ли не певца фермерского труда». Он был отмечен многими знаками отличия, а в 1961 году поэт получил приглашение прочесть своё стихотворение «Дар навсегда» (англ. The Gift Outright, 1942) на церемонии инаугурации президента Джона Кеннеди.

Роберт Фрост. Во глубь себя
Перевод В. Топорова

Я одного желанья не таю:
Дерев под ветром дружную семью
Увидеть не дубравою ночной —
Оправою, вобравшей мир земной.

Я был бы добровольно заключен
В пространном протяженье вне времен,
Где только вглубь уводят тропы все —
И ни одна не тянется к шоссе.

Но не всегда, уйдя, уйдешь навек.
А может быть, найдется человек,
Которому меня недостает,
И вглубь — узнать, мне дорог ли, — войдет.

Итог моих скитаний внешне мал:
Лишь тверже стал я верить в то, что знал.

 Средь перемен, судьбу держа в горсти
Вы — всемогущие, когда вас двое:
Вас и не разделить и не смести
Когда вы согласились меж собою,
Что жизнь — она и вправду жизнь, пока
Крыло к крылу или к руке рука…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *