Роман Александра Пушкина «Евгений Онегин»

Выход в свет полного издания романа Александра Пушкина «Евгений Онегин»

Работать над романом Пушкин начал 9 мая 1823 года. Последняя же точка была им поставлена в сентябре 1830 года в Болдино. Посчитав свой труд законченным, Пушкин сам произвел подсчет времени, потраченного на написание романа, – 7 лет 4 месяца и 17 дней. 2 апреля 1833 года вышло первое полное издание всего романа в одном томе. В одну неделю пятитысячный тираж первого издания разошелся целиком. Для того времени это было сенсацией. Первые главы, которые вышли несколько раньше полного издания, читатели встречали восторженно. Для многих роман, с легкой руки Белинского, стал «энциклопедией русской жизни», «самым любимым дитем» фантазии поэта, произведением, в котором воссоздана «верная картина русского общества в известную эпоху».
В седьмом выпуске журнала «Сын Отечества» от 1828 года современник Пушкина так отзывался о романе: поэт «попеременно играет то умом, то чувством, то воображением, попеременно весел и задумчив, легкомыслен и глубок, насмешлив и чувствителен, едок и добродушен – он не дает дремать ни одной из душевных наших способностей, и, не занимая каждой из них надолго, ни одной не утомляет». А в «Библиотеке для чтения» напишут так: «Его читают во всех закоулках русской империи, во всех слоях русского общества. Всякий помнит наизусть несколько куплетов. Многие мысли поэта вошли в пословицу». Но были и другие отзывы. Из писем Боратынского к Киреевскому: «Если бы все, что есть в Онегине, было собственностью Пушкина… Но форма принадлежит Байрону, тон – тоже. Множество поэтических подробностей заимствовано у того и у другого. Пушкину принадлежат в «Онегине» характеры его героев и местные описания России. Характеры его бледны. Онегин развит не глубоко. Татьяна не имеет особенности. Ленский – ничтожен. Местные описания прекрасны, но только там, где чистая пластика. Нет ничего такого, что бы решительно характеризовало наш русский быт. Вообще это произведение носит на себе печать первого опыта, хотя опыта человека с большим дарованием. Оно блестяще, но почти все ученическое, потому что почти все подражательное… Вот тебе теперешнее мое мнение об «Онегине». Поверяю его тебе за тайну и надеюсь, что она останется между нами, ибо мне весьма не кстати строго критиковать Пушкина». Известно также, что самому Пушкину Боратынский писал совершенно противоположное: он всячески расхваливал его дарование, сравнивая творческую деятельность поэта с деятельностью Петра I.

Источник: http://www.calend.ru/event/4924/
© Calend.ru

Некоторые цитаты из романа

Мой дядя самых честных правил,
Когда не в шутку занемог,
Он уважать себя заставил
И лучше выдумать не мог.

Мы все учились понемногу
Чему-нибудь и как-нибудь,
Так воспитаньем, слава богу,
У нас немудрено блеснуть.

Онегин был по мненью многих
(Судей решительных и строгих)
Учёный малый, но педант…

Еще бокалов жажда просит, залить горячий жир котлет!

Быть можно дельным человеком
И думать о красе ногтей.

Кто жил и мыслил, тот не может
В душе не презирать людей.

Мы почитаем всех нулями,
А единицами — себя.
Мы все глядим в Наполеоны;
Двуногих тварей миллионы
Для нас орудие одно.

Привычка свыше нам дана, — замена счастию она!

Чем меньше женщину мы любим,
Тем легче нравимся мы ей
И тем ее вернее губим
Средь обольстительных сетей.

Кого ж любить? Кому же верить?
Кто не изменит нам один?
Кто все дела, все речи мерит
Услужливо на наш аршин?
Кто клеветы про нас не сеет?
Кто нас заботливо лелеет?
Кому порок наш не беда?
Кто не наскучит никогда?
Призрака суетный искатель,
Трудов напрасно не губя,
Любите самого себя,
Достопочтенный мой читатель!
Предмет достойный: ничего
Любезней, верно, нет его.

Мечты, мечты! где ваша сладость?

Москва… как много в этом звуке
Для сердца русского слилось!
Как много в нем отозвалось!

Но грустно думать, что напрасно
Была нам молодость дана.

Любви все возрасты покорны…

А счастье было так возможно,
Так близко!..

Я вас люблю (к чему лукавить?),
Но я другому отдана;
Я буду век ему верна.

Прекрасны вы, брега Тавриды,
Когда вас видишь с корабля
При свете утренней Киприды,
Как вас впервой увидел я;
Вы мне предстали в блеске брачном:
На небе синем и прозрачном
Сияли груды ваших гор,
Долин, деревьев, сёл узор
Разостлан был передо мною.
А там, меж хижинок татар…
Какой во мне проснулся жар!
Какой волшебною тоскою
Стеснялась пламенная грудь!
Но, муза! прошлое забудь.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *