Адмирал Якоб Роггевен

О мореплавателе

Якоб Роггевен (нидерл. Jacob Roggeveen, январь 1659, Мидделбург — 31 января 1729) — нидерландский мореплаватель, наиболее известен тем, что открыл остров Пасхи.

В 1721 году получил задание от Вест-Индской компании исследовать Тихий океан к западу от Чили, так как предполагалось, что там находится большая земля. 6 апреля 1722 года утром, в Пасхальное воскресенье, открыл новый остров. Традиции того времени предполагали называть новые земли в честь религиозного праздника в день их открытия. Так на карте появился остров Пасхи.

В 1721—1722 годах Роггевен также открыл несколько крупных атоллов в архипелаге Туамоту, а также острова Мануа, Тутуила и Уполу в архипелаге Самоа. В 1723 году возвратился в Нидерланды. При возвращении в Европу он попутно обследовал Фолклендские острова, пройдя проливом Ле-Мер, разделяющим острова Огненная Земля и Эстадос.

Роггевен один из первых вошёл в современный Южный океан, перейдя в Тихоокеанском секторе отметку 60° южной широты.

Последние выдающиеся открытия голландцев в Тихом океане

Якоб Роггевен в 1716 или 1717 году обратился в Вест-Индскую компанию, и к его проектам отнеслись весьма серьезно: у Якоба Роггевена за плечами был большой опыт. Девять лет он провел в Ост-Индии — был советником судебной палаты в Батавии. Он приобрел опыт вождения кораблей и узнал пути, ведущие из гаваней Явы и Молуккских островов в Новую Голландию.
В 1721 году Вест-Индская компания снарядила экспедицию. Роггевен получил три корабля: «Аренд», «Тинховен» и «Африканен Галей». Флотилия имела семьдесят пушек, и в команде ее числилось двести двадцать три матроса и солдата.
Плавание по Атлантическому океану не представляло особого интереса. После захода в Риоде-Жанейро Роггевен направился на поиски Фолклендских островов. Хотя эти острова в то время были хорошо известны, приходится предположить, что голландские моряки имели об их местоположении весьма неопределенные сведения, ибо, отказавшись от поисков Фолклендских островов, они стали разыскивать острова, называвшиеся французами Сен-Луи, не подозревая, что это тот же самый архипелаг.
Открыв или скорее усмотрев на широте Магелланова пролива в восьмидесяти лье от материка Америка остров окружностью в «двести лье» и дав ему название Южная Бельгия, Роггевен вошел в пролив Лемер, где течение увлекло его к югу до 62°30′; затем, обогнув мыс Горн, он направился к северу, подошел к берегам Чили и стал на якорь у острова Моа. Затем он достиг островов Хуан-Фернандес, где соединился с «Тинховеном», с которым был разлучен с 21 декабря.
В конце марта три корабля покинули острова Хуан-Фернандес и взяли курс на запад-северо-запад, в направлении, где должна была находиться между 27° и 28° южной широты земля, открытая Дейвисом. После многодневных поисков Роггевен 6 апреля 1722 года в первый день праздника пасхи очутился в виду острова, названного им островом Пасхи. Больше всего голландцев удивили огромные статуи, высотой до 30 футов и более. Их было очень много, и все они стояли на каменных платформах, островитяне воздавали этим идолам (по мнению голландцев, глиняным) всевозможные почести. Все статуи были задрапированы длинными полосами материи, и эти драпировки свешивались с плеч до самого пьедестала. На головах статуй были водружены корзины, наполненные белыми камнями.
Об экспедиции Роггевена и таинственном острове Пасхи современники голландского мореплавателя узнали от одного из участников плавания — немца Карла-Фридриха Беренса. Этот предприимчивый авантюcт, который скитался в поисках наживы и приключений по всему свету, казался незаурядным рассказчиком. Его книга «Путешествие по южным странам и вокруг света в 1721 -1722 годы», изданная в 1737 году, имела большой успех и возбудила немалый интерес к острову Пасхи и к странам южных морей. Дневнику же самого Роггевена не повезло.
Он более ста лет пролежал в голландских архивах и опубликован был только в 1838 году.
Один из туземцев безбоязненно поднялся на палубу корабля. Там он всем понравился своим добротой, веселостью и дружелюбием. На следующий день Роггевен увидел на усеянном высокими статуями берегу толпу, по-видимому с нетерпением и любопытством ожидавшую прибытия чужеземцев. Неизвестно почему, раздался ружейный выстрел; один из островитян упал мертвым, а объятые страхом туземцы разбежались во все стороны. Через некоторое время, однако, на берегу собралось еще больше людей. Тогда Роггевен, став во главе ста пятидесяти человек, приказал дать залп, который положил на месте множество жертв. В ужасе туземцы поспешили умилостивить грозных пришельцев и сложить к их ногам все, что имели.
Флерье не считает, что остров Пасхи и есть та самая полулегендарная земля Дейвиса, которую стремился найти Роггевен.
Однако, вопреки его доводам и несмотря на обнаруженные им различия в описании и в приводимых координатах двух островов, все же приходится считать открытия Дейвиса и Роггевена тождественными, так как никакого другого острова в этих, теперь хорошо изученных широтах не существует.
Увлекаемый порывами сильного ветра, Роггевен вынужден был покинуть стоянку у восточного берега острова Пасхи и, взяв курс на запад-северо-запад, пересек «Дурное море» Схаутена; пройдя от острова Пасхи восемьсот лье, он оказался в виду земли, которую принял за Собачий остров Схаутена и которой дал название Карлсхоф (Аратока).
Эскадра прошла мимо этого острова, не остановившись, а следующей ночью, отнесенная ветром и течениями, совершенно неожиданно Для всех очутилась среди группы низких островов.
«Африканен Галей» разбился о подводный камень, и та же участь Розила двум ее спутникам. Лишь по истечении пяти дней усилий, тревог и опасностей голландцам удалось выбраться из архипелага и снова пометь в открытое море.
Жители этих островов были высокого роста, с гладкими длинными волосами; тело они раскрашивали в разные цвета.
В настоящее время все географы единодушно сходятся на том, что Давленное нам Роггевеном описание Пагубных островов относится к Рхипелагу Туамоту, которому Кук дал название Паллисер.
Избежав опасностей Пагубных островов, Роггевен на следующий дец. утром открыл землю, названную им Аврора. Чрезвычайно низкий, это-островок едва выступает из воды, но если бы солнце показалось на не сколько минут позже, «Тинховен» там безусловно погиб бы.
Приближалась ночь, когда был замечен другой остров, получив, ший название Веспер (Вечерняя заря); теперь довольно трудно установить, к чему относится это название; возможно, то был один из остро. вов Туамоту.
Роггевен продолжал идти на запад между пятнадцатой и шестнадца. той параллелями и вскоре неожиданно очутился среди полузатопленных островов.
«Приближаясь к ним, — рассказывает Беренс, — мы увидели множество челноков, плывших вдоль берега, и пришли к заключению, что страна густо заселена. Подойдя еще ближе, мы убедились, что перед нами I несколько островов, расположенных очень близко один от другого. Мы I незаметно так далеко зашли в этот архипелаг, что начали сомневаться, I удастся ли нам выбраться; адмирал приказал одному из штурманов взоб- I раться на верхушку мачты, чтобы разглядеть, каким путем можно отсюда I выйти. Своим спасением мы обязаны стоявшему в то время штилю: ма-лейшее волнение выбросило бы наши корабли на скалы, и мы не имели бы возможности этому воспрепятствовать.
Итак, нам удалось выбраться без серьезных повреждений. Архипелаг этот состоит из шести островов; они имеют очень живописный вид и простираются все вместе примерно на тридцать лье. Они находятся на расстоянии двадцати пяти лье к западу от Пагубных островов. Мы дали им название Лабиринт, ибо нам пришлось изрядно покружить, чтобы попасть в открытое море».
Некоторые авторы отождествляют эту группу с островами Принца Уэльского, открытыми позднее Байроном. Флерье придерживается иного мнения. Дюмон Дюрвиль полагает, что речь идет об островах Флиген, виденных ранее Схаутеном и Лемером.
После трехдневного плавания все время на запад голландские моряки заметили прекрасный на вид остров. Кокосовые и другие пальмы говорили о его плодородии. Так как у берега оказалось слишком мелко, пришлось удовольствоваться высадкой хорошо вооруженных отрядов.
Еще раз голландцы совершенно напрасно пролили кровь безобидных жителей, ожидавших их на берегу и виновных лишь в том, что их было слишком много. После этой расправы, достойной варваров, а не цивилизованных людей, Роггевен попытался вернуть убежавших туземцев с помощью подарков вождям и малоискренних проявлений дружелюбия-Островитяне не дали себя провести. Они завлекли матросов в глубь остнапали на них и стали забрасывать камнями. Хотя ружейные залпы уложили многих туземцев на месте, они продолжали все же храбро наступать на чужестранцев и заставили их вернуться в шлюпки, унося своих раненых и мертвых товарищей.
Голландцам ничего не оставалось, как кричать о предательстве, не находя достаточно громких эпитетов для вероломства и кровожадности своих противников.
Несмотря на понесенные ими потери, голландцы назвали этот остров островом Отдыха в память о том наслаждении, которое им доставила его природа. Роггевен сообщал, что находится на шестнадцатой параллели; но долгота указана очень неточно, и отождествить его с каким-либо островом оказалось невозможным.
Следовало ли теперь Роггевену идти дальше на запад на поиски острова Эспириту-Санто (Новые Гебриды), открытого Киросом? Или же ему следовало направиться к северу, чтобы с попутным муссоном достигнуть Ост-Индии? Военный совет, на обсуждение которого был поставлен этот вопрос, остановился на втором решении.
На третий день плавания были открыты одновременно три острова, названные островами Баумана (ныне Мануа) по имени капитана «Тин-ховена», первым их заметившего. Островитяне подплыли к кораблю, чтобы начать торговлю, между тем как на берегу собралась огромная толпа, вооруженная луками и кольями.
Цветом кожи туземцы не отличались от европейцев, и лишь у некоторых она имела очень смуглый оттенок от солнечного загара. Их тела не были покрыты татуировкой. Кусок ткани, искусно вытканной и отделанной бахромой, закрывал их от пояса до пяток. Голову прикрывала шляпа из той же ткани, а на шее висели гирлянды ароматных цветов.
«Надо признать, — пишет Беренс, — что это был самый цивилизованный и самый честный народ из всех, виденных нами на островах Южного моря; восхищенные нашим появлением, они встретили нас, как богов, а когда мы собрались уезжать, выражали самое горячее сожаление».
По всей вероятности, то были жители островов Мореплавателей (Самоа). На дальнейшем пути голландские моряки заметили острова, которые Роггевен принял за острова Кокосовый (Боскавен) и Предателей (Кеппел), посещенные уже Схаутеном и Лемером, и которые Флерье, чтобы подчеркнуть заслуги голландского мореплавателя, называет островами Роггевена; затем экспедиция прошла в виду островов Тинховен и Гронинген, по мнению Пенгре, представлявших собой открытый Мен-Даньей архипелаг Санта-Крус, и достигла, наконец, берегов Новой Британии, где голландцы запятнали себя новыми убийствами. Оттуда они направились к берегам Новой Гвинеи и, миновав Молуккские острова, бросили якорь в Батавии 11 июля 1723 года. В Батавии Ост-Индская компания немедленно конфисковала оба корабля. Участники экспедиции на положении арестантов были доставлены в Голландию, где Роггевен втянулся в тяжбу с Ост-Индской компанией. Он умер в 1729 году, вконец разоренный.
Самым существенным его открытием был затерянный в восточной части Тихого океана остров Рапануи (Пасхи).

Экспедиция адмирала Якоба Роггевена открыла остров, названный ими островом Пасхи

5 апреля 1722 года экспедиция адмирала Якоба Роггевена, отправленная голландской Вест-Индской компанией в августе 1721 года на поиски гипотетического Южного материка, открыла небольшую уединенную гористую землю. Открытие мореплаватели сделали в первый день христианской Пасхи, после того, как благополучно обошли Южную Америку, вышли в Тихий океан и взяли курс на северо-запад на восьмом месяце плавания. Остров, естественно, в честь праздника и назвали. Голландцы были поражены видом «разноцветных» туземцев: чернокожих и краснокожих, однако еще большее впечатление на них произвели расставленные по берегу гигантские, до 20 метров высотой, каменные истуканы. Их называли «моаи». Некоторые моаи были в «шапках» из красного камня. Изготовлялись моаи в каменоломнях в центре острова. Каким образом они доставлялись к побережью, неизвестно. По легенде они «шли» сами.

Сегодня остров Пасхи — территория Чили, а Моаи — одна из главных достопримечательностей и «приманок» для туристов. Местное название острова — Рапа-Нуи. В художественной литературе встречается также название Вайгу. Наряду с архипелагом Тристан-да-Кунья является самым удалённым населённым островом в мире. Расстояние до континентального побережья Чили составляет 3703 км, до острова Питкэрн, ближайшего населённого места, — 1819 км.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *