Уильям Уордсуорт — английский поэт-романтик

О поэте

Уильям Уордсуорт родился 7 апреля 1770 года в Кокермуте, графство Кумберленд. После смерти родителей воспитывался в доме дяди, который дал ему хорошее образование в Кембридже. Рано проявился интерес Уордсуорта к литературе, он читал своих великих предшественников Шекспира, Чосера, Мильтона. В 1790 году, посетив Францию и восприняв идеи свободы, равенства и братства, он посвятил свою жизнь литературе. Поселившись вдали от городского шума, он созерцает природу и пишет стихи. Начиная с 1795 года, Уордсуорт написал свои самые лучшие стихи, также большие поэмы. В 1807 году вышли 2 тома его стихотворений. Темой его стихов была внутренняя, невидимая глазу жизнь природы, он замечал даже самые простые явления и описывал их как проявление высшей красоты. При жизни вышли два полных собрания сочинений поэта.
Уордсуорт основал новую поэтическую школу, которая получила название «озерной школы». Ее характерная черта – созерцание и мечтательность. Хотя в этой школе не было больших талантов, она оказала большое влияние на всю более позднюю поэзию Англии. А современники относились к ним скорее враждебно, подвергая осмеянию. Только гораздо позднее критики оценили Уордсуорта по достоинству, и сейчас он занимает видное место в истории английской литературы. Умер Уордсуорт в Райдел-Маунт 23 апреля 1850 года, едва отметив свой 80-й день рождения.

Источник: http://www.calend.ru/person/2564/
© Calend.ru

Сонет

Вольное подражание Вордсворту

Прелестный вечер тих, час тайны наступил;
Молитву солнце льёт, горя святой красою.
Такой окружена сидела тишиною
Мария, как пред ней явился Гавриил.

Блестящий свод небес уж волны озарил!
Всевышний восстаёт, — внимайте! бесконечный,
Подобный грому, звук гремит хвалою вечной
Тому, кто светлый мир так дивно сотворил.

О милое дитя! о по сердцу родная!
Ты думой набожной хотя не смущена,
Со мной гуляя здесь, — но святости полна;

Невинностью своей живёшь в блаженстве ран,
Ты в горний тайный храм всегда летишь душой,
И бог, незрим для нас, беседует с тобой.

<1835>

Водопад

Поутру рано, или в час когда
‎Закат горит последним блеском света
‎И в сумрак вечера вся даль одета, —
‎Взгляни, поэт задумчивый, тогда

На водопад, где бурная вода,
‎Как в логе лев, бушует. Нет предмета
‎Ужаснее! Дух страшный водомета —
‎В венце из камня, кудри, борода

Струят потоки — восседит над урной,
‎Скрывая днем свой облик. Он струит
‎По бархату лугов поток лазурный;

Или, встречая на пути гранит
‎Обрушенный, обломки гор, гремит
‎И пенится чрез нихь волною бурной.

1880

Кукушка

С восторгом слышу голос твой,
‎Кукушка, гость весны!
О, кто ты? — птица, иль пустой
‎Лишь голос с вышины!

Я слышу твой духзвучный стон,
‎Здесь лежа на траве;
Вблизи, вдали — повсюду он
‎В воздушной синеве.

Долинам весть приносит он
‎О солнце, о цветах,
А мне — волшебный сладкий сон
‎О прошлых чудных днях.

Пленяй, как некогда, мне слух!
‎Доныне, гость долин,
Ты мне не птица; нет, ты дух,
‎Загадка, звук один, —

Тот звук, который в прежни дни,
‎Как школьник, я искал
Везде, и в небе, и в тени
‎Дерев, и в недрах скал.

Бывало, целый день везде
‎В лесах, лугах, брожу;
Ищу повсюду, но нигде
‎Тебя не нахожу.

Так и теперь я слушать рад
‎Твой крик в лесной тени.
Я жду: не придут ли назад
‎Давно минувши дни.

И снова кажется мне мир
‎Каким-то царством снов.
Куда принесся, как на пир,
‎Ты, вешний гость лесов!

Сентябрь

Как позлащенные щиты,
Трофеи пламенного неба,
Легли на горные хребты
Поля с роскошной жатвой хлеба.
Как стекло, лазоревых озер
Поверхность слит, не колыхаясь,
И выси дальных сизых гор
В нее глядятся, отражаясь.

Повсюду гулкие леса
Оглашены пернатых пеньем,
Хотя уж птичек голоса
Любви не дышат вдохновеньем.
Но пусть в священной тишине
Их песня страстью не согрета, —
Она сто раз отрадней мне,
Чем музыка весны и лета.

В весенних песнях пыл любви,
Борьба, тревога, раздраженье,
Огонь в клокочущей крови
И Жизни бурное волненье.
В них страсти рвутся на простор,
Трелещут сладострастьем звуки,
В них слышен бешеный раздор
И голос ревности и муки.

А здесь святая песнь слышна,
Как благовест другого года;
В ней, благодарности полна,
Гимн Божеству гремит природа.
И я, внимая песне той,
Всё дольное отбросив долу
И, чуждый мук борьбы земной,
Несусь душой к Его престолу.

Греми же, песнь! Да не смутит
Тебя бурь зимних приближенье!
Жив Тот, чья благость сохранит
Всё, что живет, от разрушенья,
Всё, что живет, живет лишь Им
Отцом любви, Владыкой славы,
И шестикрылый херувим,
И звучный хор певцов дубравы.

1880

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *