Николай Пржевальский — русский путешественник и натуралист

О путешественнике и натуралисте

Николай Михайлович Пржевальский родился (31 марта) 12 апреля 1839 года в деревне Кимбирово Смоленской губернии. Его родители были мелкопоместными дворянами, отец – потомок запорожского казака. Отец его умер, когда мальчику было 7 лет, и воспитанием ребенка занимался дядя – страстный охотник и путешественник. В 1855 году Николай окончил Смоленскую гимназию и поступил на военную службу в пехоту, получил чин унтер-офицера, а через год стал учиться в Академии Генштаба Российской армии и был блестящим студентом. После окончания учебы Пржевальский был преподавателем истории и географии в юнкерском училище города Варшавы. В конце 1866 года он был включен в состав экспедиции Генштаба в Восточную Сибирь. С тех пор и началась его жизнь как путешественника, географа и исследователя. В 1867-1869 годах он занимался изучением Уссурийского края, именно там была собрана его знаменитая орнитологическая коллекция.
В 1870-1873 годах он занимался исследованием Монголии, Китая и Тибета во время своей первого путешествия по Центральной Азии. Тогда же Пржевальского настигла мировая слава, он был награжден Большой Константиновской медалью, которая являлась высшей наградой Географического общества. В 1876-1879 и 1879-1880 годах он возглавлял вторую и третью Центральноазиатские экспедиции. В свою четвертую, последнюю экспедицию 1883-1885 годов Пржевальский поехал уже будучи тяжело больным, однако и в ней он сделал много интересных и значимых открытий. На осень 1888 года была назначена очередная поездка в Центральную Азию, но (20 октября) 1 ноября 1888 года Николай Пржевальский скончался в Караколе (Киргизия). Во время экспедиций Пржевальским были собраны богатейшие орнитологические, зоологические, ботанические и минералогические коллекции, открыто несколько видов животных. Он был награжден несколькими почетными наградами и премиями. Его именем названы посёлок в Смоленской области (где находилось имение путешественника), горный хребет, ледник в горах Алтая, пещера недалеко от Находки, несколько видов животных и растений.

Источник: http://www.calend.ru/person/1717/
© Calend.ru

Пржевальский Николай Михайлович — афоризмы, цитаты, высказывания и изречения

В Центральной же Азии у меня много оставлено потомства – не в прямом, конечно, смысле, а в переносном: Лобнор, Кукунор, Тибет и прочее – вот мои детища.

Взобравшись на высокую вершину, с которой открывается далекий горизонт на все стороны, чувствуешь себя свободнее и по целому часу любуешься панорамой, которая расстилается под ногами. Громадные отвесные скалы, запирающие мрачные ущелья или увенчивающие собой вершины гор, также имеют много прелести в своей оригинальной дикости. Я часто останавливался в таких местах, садился на камень и прислушивался к окружающей меня тишине. Она не нарушалась здесь ни говором людских речей, ни суматохою обыденной жизни… (писал во время путешествия).

Вообще розог немало мне досталось в ранней юности, потому что я был препорядочный сорванец, так что бывшие в гостях деревенские соседи обыкновенно советовали моей матери отправить меня, со временем, на Кавказ, на службу.

Давнишние стремления наши увенчались успехом, мы воочию видели колыбель великой китайской реки и пили воду из ее истоков. Радости нашей не имелось конца. (писал во время путешествия).

Жизнь наша была, в полном смысле, борьба за существование, и только сознание научной важности предпринятого дела давало нам энергию и силы для успешного выполнения своей задачи. (писал во время путешествия).

Из года в год всё хуже и хуже ещё потому, что теперь подрастает молодое поколение, народившееся в эпоху всеобщего российского одурения. В общественной жизни в деревне такая неурядица, такие беззакония и такое торжество порока, каких нигде я не встречал в самых диких ордах Центральной Азии.

Как вольной птице трудно жить в клетке, так и мне не ужиться среди «цивилизации», где каждый человек, прежде всего, раб условий общественной жизни. Но простор пустыни – вот о чем я день и ночь мечтаю. Дайте мне горы золота, я за них не продам своей дикой свободы.

Каменные тюрьмы – называемые домами, изуродованная жизнь – жизнью цивилизованною, мерзость нравственная – тактом житейским называемая, продажность, бессердечие, беспечность, разврат, словом все гадкие инстинкты человека, правда, прикрашенные тем или другим способом, фигурируют и служат главными двигателями во всех слоях общества от низшего до высшего. Могу сказать только одно, что в обществе, подобном нашему, очень худо жить человеку с душой и сердцем.

Мы брали в рот по одному глотку, чтобы, хотя немного, промочить совсем почти засохший язык. Все тело наше горело как в огне, голова кружилась Еще час такого положения — и мы бы погибли. (писал во время путешествия).

Мечта моей жизни исполнилась, то, о чем недавно только мечталось, теперь превратилось в осуществившийся факт. (писал, когда экспедиция дошла до озера Куку-Нора).

Источник: http://www.aphorisme.ru/by-authors/przhevalskiy/?q=5215

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *