Актриса театра и кино Светлана Немоляева

Об актрисе

Светлана Владимировна Немоляева родилась в Москве 18 апреля 1937 года. Ее родители были связаны с кино: отец – режиссер, мать – звукооператор. В их доме часто бывали такие известные персоны как Людмила Целиковская, Михаил Жаров, Всеволод Пудовкин, Карандаш (Михаил Румянцев) и другие. Отец часто брал своих детей – Светлану и ее брата Николая – на съемки в массовку. Они часто ходили в театр им. Маяковского, в котором играл их дядя. После окончания школы Светлана не задумывалась, кем она хочет стать – она сразу же поступила в Щепкинское театральное училище. Окончив его, в 1959 году она была принята в театр им. В.Маяковского. Дебютом Немоляевой на сцене стала роль Офелии в спектакле «Гамлет», а затем было еще множество прекрасных ролей. Сегодня зрители могут увидеть актрису в спектаклях «Мой век», «Круг», «Женитьба», «Карамазовы», «Мертвые Души».
Еще в 1960 году Светлана вышла замуж за актера того же театра Александра Лазарева. В этом браке родился сын Александр, который пошел по стопам родителей и тоже стал актером. Параллельно с работой в театре Немоляева активно снимается в кино и сыграла более 80 ролей. Зрителям запомнились образы Оли Рыжовой в фильме «Служебный роман», жена Гуськова в «Гараже» и Аглая в «Небесах обетованных» Эльдара Рязанова, Романовская из фильма «По главной улице с оркестром» Петра Тодоровского (Светлана сыграла там в паре со своим мужем) и многих других. Народная артистка РСФСР — Светлана Немоляева награждена орденами Почета, «За заслуги перед Отечеством» IV и III степени, а также медалями за творческие достижения. Она — член союза театральных деятелей (с 1962 года), Союза кинемотаграфистов (с 1980 года), Академии кинематографии искусств (с 2002 года). Среди увлечений Светланы Владимировны — дизайн, цветы, изысканная мебель, дача, походы за грибами и, конечно, семья и внуки. Сегодня Светлана Владимировна Немоляева живет и работает в Москве. Продолжает сниматься в кино, являясь востребованной актрисой отечественного кинематографа, и вот уже более полувека трудится в своем родном и любимом театре Маяковского.

Источник: http://www.calend.ru/person/1899/
© Calend.ru

Некоторые цитаты

Новая версия «Служебного романа» – это дурацкая затея. Я вообще считаю, что знаковые фильмы, которые вошли в плоть и в кровь людей из твоей страны, повторять нельзя в другой версии. Это же невозможно. Лучше не сделаешь, потому что это атмосфера того времени, той жизни, те актеры. Даже если кто-то лучше Папанова скажет в «Берегись автомобиля» «Свободу Юрию Деточкину!», помнить-то все равно вы будете Папанова. Как я прихожу к врачихе своей и говорю: «Ну, как жизнь у тебя?» А она говорит: «Ну, лучше, чем у Бубликова». И все понимают, про что она. Так он и канул в небытие, этот фильм второй, ремейк. Кто его видел-то? Я считаю, что это себя унижать – смотреть.

Если человек находит другого человека и с ним неразлучен, то это подарок судьбы, Бога.

— Что для вас вообще высший суд? Публика? Критика? Вы сами?
— Безусловно, то, что внутри тебя. Только ты сам понимаешь, чего ты можешь достичь, а выше чего прыгнуть не можешь.

— Увы, в нынешней жизни мы все существуем сами по себе. А что, по-вашему, способно вернуть нашему народу изначально присущее ему единение? Так все-таки хочется видеть в ближнем тот душевный отклик, о котором вы говорили, вспоминая 60-е.
— Я по-прежнему дышу воздухом тех лет. Ну не вписываюсь я в эти интернеты, 3D, айфоны… Ну, и ладно… Но больше всего меня ранит воспитывающая нас с экранов жестокость, которая и способствует нашему разъединению. Думаю, чтобы сегодня сблизить, объединить людей, надо прекратить воспитывать в них жестокость. Вернуть их к изначальным человеческим истинным, библейским заповедям. Нашим политикам нужно прежде всего озаботиться нравственным, духовном возрождением общества, пробуждением в нем чувств добра и сострадания.

Великодушие — это настоящее мужское качество.

— Роль Бланш Дюбуа в спектакле «Трамвай «Желание» по пьесе Теннесси Уильямса — это роль моей жизни. Тогда театром Маяковского руководил выдающийся режиссер Андрей Александрович Гончаров. Когда он пришел в наш театр, я очень моложаво выглядела, хотя к тому моменту мне было уже 30 лет и я уже родила сына. Но все равно играла «детские» роли — каких-то девочек, девушек. Одним словом, задержалась в этом возрастном периоде. И надо было быть Гончаровым, чтобы дать мне роль взрослой женщины с очень трагической и страшной судьбой. Как считают все классики мирового репертуара, самая сложная мужская роль в театре — это Гамлет. А женская — Бланш Дюбуа. Наши репетиции «Трамвая «Желание» были трагическими, беспощадными, жесткими, жестокими… Гончаров меня ломал. Но я решила выдержать эту пытку до конца — мне очень хотелось играть. Моим партнером был Армен Джигарханян. С ним Гончаров работал совершенно сказочно, а со мной, наоборот, ужасающе. Это был ад и кошмар. Эльдар Рязанов после того, как я вернулась с очередной репетиции в слезах, сказал мне: «Ну а чего ты хотела? Он хочет уничтожить тебя такую, какая ты есть — инфантильную полудевушку-полуребенка. А затем он создаст тебя заново. Роды всегда происходят в муках. Нужно просто вытерпеть и дожить до конца».

— Я никогда не ставила кино выше театра. Но мне, конечно, страшно повезло, что я встретила Эльдара Рязанова, который пригласил меня в «Служебный роман». До этого он хотел пригласить меня и «Гусарскую балладу», и в «Иронию судьбы», но, к сожалению, не получилось. После «Служебного романа» он мне, кстати, сказал: «А, может, надо было именно тебя, а не Барбару снимать в «Иронии судьбы» Я улыбнулась, пожала плечами и ответила: «Ну что уж теперь говорить…» Тем более я хорошо помнила, с каким треском провалила пробы на роль в этом фильме.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *