Кир Булычев

Жизненный путь

Кир Булычев (настоящее имя — Игорь Всеволодович Можейко) родился 18 октября 1934 года в Москве. Окончил Московский Государственный институт иностранных языков им. Мориса Тореза. После окончания института уехал в Бирму, где работал переводчиком и корреспондентом АПН. В 1959 году продолжил свое образование в аспирантуре Института востоковедения АН СССР. В это же время публиковались его очерки в журналах «Вокруг света», «Азия и Африка сегодня». Спустя три года он оканчивает аспирантуру, а через год устраивается на работу в институт Востоковедения, где преподает историю Бирмы. В 1965 году пишет кандидатскую диссертацию на тему «Паганское государство (11-13 века)», а спустя шестнадцать лет стал доктором наук, тема диссертации «Буддийская сангха и государство в Бирме». В 1961 году вышел первый рассказ Игоря под названием «Маунг Джо будет жить», а спустя пять лет фантастический рассказ «Долг гостеприимства». В дальнейшем был придуман псевдоним, сочетавший в себе имя супруги и девичью фамилию матери – «Кирилл Булычев», но в печати имя сократили до «Кир», и в настоящее время писатель известен как Кир Булычев. В 1980-х годах по его повести «Сто лет тому вперед» снимают пятисерийный фильм «Гостья из будущего», ставший самым популярным детским фильмом того времени. В 1982 году Булычев удостоен Государственной премии СССР за лучший сценарий (за фильмы «Через тернии к звездам» и «Тайна третьей планеты»). Кир Булычев скончался 5 сентября 2003 года в Москве.

Картинки по запросу кир булычев картинки

Некоторые цитаты

Прогнозами должны заниматься профессионалы. То есть футурологи, которые никогда ничего предсказать не могут. Также не могут ничего предсказать гадалки. Оба типа футурологов, научные и ненаучные, не способны ничего предсказать. Потому что мы не можем даже предсказать погоду на послезавтра. Любые попытки фантаста взять на себя то, чего ему не положено делать — это глупо так же, как если бы я взял скрипку и вышел поиграть немножко на скрипке. Потому что я, видите ли, знаю, как она выглядит. Поэтому я сторонник того, что, несмотря на все уверения в обратном, ни один фантаст ничего никогда не предсказал, за исключением Ивана Ефремова, который предсказал открытие кимберлитовых трубок в Якутии, потому что он был геологом и искал кимберлитовые трубки в Якутии.

Фантастика начиналась, когда охотники пришли с охоты, один из них нарисовал убитого им медведя — это был реалист, а второй нарисовал медведя, которого он убьёт завтра — это было рождение фантастики.

«Гусляр» для меня постепенно вымер, поскольку его пародийность начала менять вектор, и я для себя придумал город Верёвкин. Я несколько вещей написал о городе Верёвкине, он меня сейчас больше устраивает как фантастический пародийный город. Он гораздо серьёзнее, чем Гусляр. <…> Это моё понимание Гусляра сегодня. <…> Дело в том, что город вымышленный. Но… Гусляр — это Великий Устюг, и он для меня абсолютно реален. Я, когда пишу, представляю улицы и площади Устюга. Верёвкин — это город Венёв <…>. Этот город как разрушили в 1941-м, так до сих пор никто не догадался, что его надо восстановить. Одни памятники стоят везде.

Со многими режиссёрами у меня были дружеские отношения, с другими не были, от Данелии я вообще бегал по углам, потому что он террорист хуже Сталина. С ним ты чувствуешь себя стенкой для теннисного шарика — тебя бьют, бьют… Ты ему что-то рассказываешь, он выслушивает, потом говорит: «Это не годится». Потом он приходит на следующее утро и заявляет: «Я тут всю ночь не спал и вот что придумал». И рассказывает тебе, что ты ему рассказал вчера, но это он уже ночью «придумал». У меня так и не было «своего» режиссёра, я его не нашел. Я ушел из кино не только потому, что я мастодонт, просто если меня что-то не устраивает, я не склонен спорить и доказывать.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *