Открытие Каймановых островов Христофором Колумбом

https://www.google.com.ua/url?sa=i&rct=j&q=&esrc=s&source=images&cd=&cad=rja&uact=8&ved=0ahUKEwjW-KDjweXTAhXD3iwKHXXsDwMQjRwIBw&url=https%3A%2F%2Fmolomo.com.ua%2Fmyth%2Fcolumb.html&psig=AFQjCNFYkCXn9Cj0S5H3G5pkSaB17RaVmg&ust=1494512140751943

О путешественнике

Христофо́р Колу́мб (итал. Cristoforo Colombo, исп. Cristóbal Colón, лат. Christophorus Columbus; между 26 августа и 31 октября 1451, Генуэзская республика — 20 мая 1506, Вальядолид, Кастилия и Леон) — испанский мореплаватель, в 1492 году открывший для европейцев Америку, благодаря снаряжению экспедиций католическими королями.
Колумб первым из достоверно известных путешественников пересёк Атлантический океан в субтропической и тропической полосе северного полушария и первым из европейцев ходил в Карибском море. Он открыл и положил начало исследованию Южной и Центральной Америки, включая их континентальные части и близлежащие архипелаги — Большие Антильские (Куба, Гаити, Ямайка и Пуэрто-Рико), Малые Антильские (от Доминики до Виргинских островов, а также Тринидад) и Багамские острова.
Первооткрывателем Америки Колумба можно назвать с оговорками, ведь ещё в Средние века на территории Северной Америки бывали европейцы в лице исландских викингов (см. Винланд). Но, поскольку за пределами Скандинавии сведений об этих походах не было, именно экспедиции Колумба впервые сделали сведения о землях на западе всеобщим достоянием и положили начало колонизации Америки европейцами.
Всего Колумб совершил 4 плавания к Америке:
Первое плавание (3 августа 1492 — 15 марта 1493).
Второе плавание (25 сентября 1493 — 11 июня 1496).
Третье плавание (30 мая 1498 — 25 ноября 1500).
Четвёртое плавание (9 мая 1502 — 7 ноября 1504).
Колумбу за его великие открытия католическими монархами был пожалован дворянский герб, на котором «замок Кастилии и лев Леона (исп. castillo — замок, исп. león — лев) соседствовали с изображениями открытых им островов, а также якорей — символов адмиральского титула». Его сын Диего женился на племяннице герцога Альбы и потребовал от испанской короны предоставления Панамского перешейка (страны Верагуа), открытого его отцом во время последнего путешествия. Споры о статусе этих земель и о правах потомков Колумба на них затянулись почти на 30 лет. В 1536 г. внук Колумба объявил об отказе от притязаний на открытые дедом земли и на доходы с них, за что король Карлос I вознаградил его солидной пенсией c титулами маркиза Ямайки и герцога Верагуа. В дальнейшем эти титулы носили потомки старшей дочери Диего — младшие Альвареши, а затем Фитцджеймсы (потомки герцога Бервика). В XIX веке носитель титула «герцог Верагуа» в знак своего происхождения от Колумба сменил фамилию «Фитцджеймс» на «Кристобаль Колон» (Cristóbal Colón). От младшей дочери Диего происходит гвадалестская ветвь каталонского рода Кардона.

Христофор Колумб открыл Каймановы острова

Каймановы острова – владение Великобритании в Вест-Индии, куда входят острова Большой Кайман, Малый Кайман и Кайман-Брак. Они расположены в северо-западной части Карибского моря, между Кубой и Ямайкой (США). Каймановы острова были открыты 10 мая 1503 года Христофором Колумбом, знаменитым испанским мореплавателем и картографом, в его четвертой и последней экспедиции в Новый Свет. Название исконных жителей этих мест не сохранилось, и Колумб стал первым европейцем, увидевшим берега этих низменных островов. Первоначально испанцы назвали их «Лас-Тортугас», что значит – «Черепашьи острова», из-за обилия этих пресмыкающихся на самих островах и в окружающих водах, но позже оказалось, что крокодилов там гораздо больше, и острова переименовали.
С 1523 года острова наносились на мореходные карты под названием «Lagartos», что означает «аллигаторы» или «большие ящерицы». Наименование «Каймановы острова» использовалось с 1530 года. По одной из версий оно появилось, когда европейские путешественники, увидев там крупных игуан, приняли их за крокодилов-кайманов. С тех пор название Каймановы острова прижилось и таким осталось в картографии. Первым англичанином, высадившимся на островах, был Фрэнсис Дрейк, в 1586 году. В течении последующего столетия острова служили важным промежуточным пунктом для кораблей, плававших в Карибском море, для пополнения запасов провизии и пресной воды. Постоянного населения не было, а мореходы, пираты и охотники на черепах останавливались здесь на некоторое время. В 1670 году согласно Мадридскому договору контроль над островами был официально передан Британии, которая управляла ими через губернатора на Ямайке. Постепенно на Большом Каймане начало появляться постоянное население, но остальные острова еще долго оставались «необитаемыми». К началу 19 века население едва дотягивало до тысячи, причем половина жителей были рабами. После отмены рабства в 1835 году многие освобожденные рабы остались на островах, и к началу 20 века население увеличилось в 5 раз. Местные жители выращивали хлопок, красное дерево, плели канаты и занимались рыболовством. Почти вся продукция экспортировалась на Ямайку. Неоднократно предпринимались попытки модернизировать экономику страны, но островитяне не спешили избавляться от своей изоляции. После приобретения Ямайкой независимости в 1962 году, жители Каймановых островов выразили желание остаться под опекой Великобритании. Именно с этого времени там началось бурное развитие оффшорного сектора. Большой Кайман стал центром банковского дела и одной из столиц карибского туризма. Сегодня Каймановы острова – процветающий оффшорный финансовый центр, а основа экономики островов – это туристический бизнес. Ежегодно острова посещают более 2 миллионов туристов. Острова славятся современной туристической инфраструктурой, прекрасными пляжами белого песка и идеальными условиями для подводной охоты, дайвинга, яхтинга и серфинга.

Источник: http://www.calend.ru/event/6082/
© Calend.ru

Джеймс Кук — английский путешественник

https://www.google.com.ua/url?sa=i&rct=j&q=&esrc=s&source=images&cd=&cad=rja&uact=8&ved=0ahUKEwiXlYSp7cnTAhVFYpoKHapBB5IQjRwIBw&url=http%3A%2F%2Fwwportal.com%2Fe-tot-den-v-istorii-33%2F&psig=AFQjCNEkeQUDdRiMDtDJ-XJaf4fSYWcpSQ&ust=1493561765959021

Об английском военном моряке, исследователе, картографе и первооткрывателе, члене Королевского общества и капитане Королевских ВМС

Джеймс Кук (англ. James Cook; 27 октября [7 ноября] 1728 года, Мартон, Йоркшир, Англия — 14 февраля 1779, остров Гавайи) — английский военный моряк, исследователь, картограф и первооткрыватель, член Королевского общества и капитан Королевских ВМС. Возглавлял три экспедиции по исследованию Мирового океана, все были кругосветными. Во время этих экспедиций совершил ряд географических открытий. Обследовал и нанёс на карту малоизвестные и редко посещаемые до него части Ньюфаундленда и восточного побережья Канады, Австралии, Новой Зеландии, западного побережья Северной Америки, Тихого, Индийского и Атлантического океанов. Благодаря тому вниманию, которое Кук уделял картографии, многие из составленных им карт по своей точности и аккуратности не имели аналогов на протяжении многих десятилетий и служили мореплавателям вплоть до второй половины XIX века.
Кук был известен своим терпимым и дружеским отношением к коренным жителям посещаемых им территорий. Совершил своеобразную революцию в мореплавании, научившись успешно бороться с такой опасной и широко распространённой в то время болезнью, как цинга. Смертность от неё во время его плаваний практически была сведена к нулю. В его плаваниях принимала участие целая плеяда знаменитых мореплавателей и исследователей, таких как Джозеф Банкс, Уильям Блай, Джордж Ванкувер, Иоганн Рейнгольд и Георг Форстер.

Первое кругосветное плавание (1768—1771 годы)

Официальной целью экспедиции было исследование прохождения Венеры через диск Солнца. Однако в секретных приказах, полученных Куком, ему предписывалось незамедлительно после завершения астрономических наблюдений отправляться в южные широты на поиски так называемого Южного материка (также известен как Terra Incognita). Также целью экспедиции было установить берега Австралии, особенно её восточное побережье, которое совершенно не было исследовано.
Основная заявленная цель — наблюдение прохождения Венеры через диск Солнца — была выполнена, и результаты эксперимента, несмотря на неточности измерений, вызванной несовершенством оборудования того времени, были использованы впоследствии (в совокупности с ещё четырьмя подобными наблюдениями с других точек планеты) для вполне точного расчёта расстояния от Земли до Солнца.
Вторая задача — открытие Южного материка — не была выполнена, и, как теперь известно, не могла быть выполненной Куком во время первого плавания.
Экспедиция также доказала, что Новая Зеландия — это два самостоятельных острова, разделённые узким проливом (проливом Кука), а не часть неизвестного материка, как было принято считать ранее. Удалось нанести на карту несколько сотен миль восточного побережья Австралии, до того времени совершенно не исследованного. Был открыт пролив между Австралией и Новой Гвинеей. Ботаники собрали большую коллекцию биологических образцов.
Сам Кук после возвращения на родину был произведен в капитаны.

Джеймс Кук высадился на восточном побережье Австралии в удобной и безопасной бухте

29 апреля 1770 года в ходе своей первой большой экспедиции на барке «Индевор» капитан Джеймс Кук высадился на восточном побережье Австралии в удобной и безопасной бухте. Бухта получила название «Ботаническая» – Botany Bay. Так настоял один из участников плавания, известный ботаник Джозеф Бэнкс, который был поражен богатством и разнообразием береговой флоры. С 1788 года в 8 километрах к северу от Ботани-Бей начал расти город. Сегодня этот город представляет собой мегаполис, а называется Сидней. В Национальном историческом парке, разбитом здесь же, на небольшом полуострове Кернелл, был установлен обелиск, в основании которого выбита дата: «28 апреля 1770».
Расхождение в один день с «каноническим» числом объясняется тем, что 28-е число соответствует корабельному времени «Индевора», а 29-е – официально установленному для долготы восточного побережья Австралии.

Источник: http://www.calend.ru/event/5058/
© Calend.ru

Второе кругосветное плавание (1772—1775 годы)

Вторая экспедиция Кука (1772—1775) была связана с географическими и политическими проблемами, поставленными на повестку дня на начальном этапе европейской экспансии в моря южного полушария. Французы в это время проявляли большую активность в южных морях. По крайней мере, четыре французские экспедиции были посланы в конце шестидесятых годов на поиски Южного материка. Они связаны с именами Бугенвиля, Сюрвиля, Мариона-Дюфрена, Кергелена. Инициатива исходила, в том числе, от французской Ост-Индской компании, именно она снарядила экспедицию Сюрвиля, также как в первой половине XVIII века — экспедицию Буве, о которой упоминает Кук. О результатах этих французских экспедиций (кроме экспедиции Бугенвиля) в Лондоне ещё не знали, что добавляло беспокойства. Решено было послать два корабля (французы посылали по 2—3 корабля вместе) и поставить во главе новой экспедиции капитана Кука, успехи которого произвели огромное впечатление в Англии. Адмиралтейство так спешило с этим делом, что Куку дали после составления им подробного отчёта о первом путешествии только три недели отдыха (в декабре 1771 года) — после трёхлетнего плавания.
Безусловно, Королевское общество также приложило к этому руку — оно считалось полуправительственной организацией и представляло собой мощную силу в обществе; ведущие географы того времени, в особенности Александер Далримпл, продолжали верить в идею большого Южного материка, пригодного для колонизации.
Был открыт целый ряд островов и архипелагов в Тихом океане. Доказано, что в южных широтах нет новых сколько-нибудь значительных земель, и, следовательно, продолжать поиски в этом направлении нет смысла. Южный материк (он же Антарктида) так и не был открыт.

Третье кругосветное плавание (1776—1779 годы)

Основная цель, поставленная Адмиралтейством перед третьей экспедицией Кука, — открытие так называемого Северо-Западного прохода — водного пути, пересекающего североамериканский континент и соединяющего Атлантический и Тихий океаны.
Основная цель экспедиции — открытие Северо-Западного прохода — не была достигнута. Были открыты Гавайские острова, остров Рождества и некоторые другие острова.

 

 

Тур Хейердал — путешественник, этнограф и археолог

https://www.google.com.ua/url?sa=i&rct=j&q=&esrc=s&source=images&cd=&cad=rja&uact=8&ved=0ahUKEwiNtpqt0MXTAhWiC5oKHd5ABekQjRwIBw&url=http%3A%2F%2Fwww.myshared.ru%2Fslide%2F815243%2F&psig=AFQjCNF8BZp343Q-cwqW3gS1uameDtXgCw&ust=1493416498356901

О норвежском путешественнике, этнографе и археологе

Тур Хейердал родился 6 октября 1914 года в городке Ларвик неподалеку от Осло. В 1933 году он поступил на зоологический факультет столичного университета. Через 3 года вместе с женой отправился на Маркизские острова в Тихом океане, где несколько месяцев занимался изучением местной флоры и фауны. Исследования прервала Вторая мировая война. Хейердал прошел спецподготовку радиста-диверсанта, сражался за освобождение Норвегии от нацистов и был удостоен награды за храбрость. Приобретенные навыки способствовали успеху его экспедиций. Тур Хейердал был убежденным сторонником теории заселения островов Тихого океана мигрантами из Южной Америки. Один из главных антитезисов оппонентов заключался в том, что американские индейцы не имели судов, пригодных для дальних морских переходов. В 1947 году Хейердал и пятеро его соратников построили из бальсового дерева «Кон-Тики», копию плота древних перуанцев, и без судна поддержки преодолели 8000 километров водного пространства от Перу до Полинезии. 101 день весь мир напряженно следил за ходом экспедиции.
Книга «Путешествие на «Кон-Тики» стала бестселлером и дала ученому средства на реализацию дальнейших проектов. Успешное плавание «Кон-Тики» вместе с серьезными научными изысканиями Хейердала доказало, что островные архипелаги Тихого океана были заселены не только из Азии, но и из Южной Америки. В 1969–1970 году папирусные ладьи «Ра» и «Ра-2» пересекли уже Атлантический океан и продемонстрировали возможность проникновения египтян на американский континент за тысячи лет до Христофора Колумба. В экспедиции на «Ра» принимал участие и известный российский телеведущий и путешественник Юрий Сенкевич. В 1977 году он совершил плавание через Персидский залив на «Тигрисе», связавшее Индию с библейскими землями и завершившееся сожжением корабля в знак протеста против войн на планете. В 1980-х Хейердал снова вернулся в Перу, где открыл целую долину древних пирамид. В 1993 году, приехав на Канары, он раскопал несколько холмов на острове и обнаружил пирамиды, построенные гуанчо – древним народом, истребленный испанцами в 15 веке. Весной 2001 года Хейердал организовал и возглавил археологическую экспедицию в Россию для подтверждения своей гипотезы о том, что предки современных норвежцев пришли с берегов Азовского моря. Эта экспедиция освящена в его книге «В поисках Одина. По следам нашего прошлого». Вообще он является автором многих книг. Тур Хейердал скончался 18 апреля 2002 года в своем имении в Алассио (Италия) от опухоли головного мозга.

Источник: http://www.calend.ru/person/1247/
© Calend.ru

Тур Хейердал отправился в путешествие на плоту «Кон-Тики»

28 апреля 1947 года отправился в путешествие на плоту «Кон-Тики» норвежский этнограф Тур Хейердал. Целью его путешествия было намерение подтвердить свою гипотезу о возможности первоначального заселения Полинезии из Южной Америки. Многие ученые того времени были уверены, что предки туземцев, которые заселили Полинезию, приплыли на тихоокеанские острова из Юго-Восточной Азии. Но Хейердал считал, что они приплыли из Америки. И чтобы доказать это, ученый задумал построить плот и в точности повторить предполагаемый путь вождя инков Кон-Тики. С Туром спорили известные ученые египтологи, специалисты по Средиземноморью и Месопотамии. Они отвергали саму возможность дальнего плавания на папирусных лодках в океане.
Путешествие Хейердала вошло в историю как одно из самых необыкновенных путешествий прошлого столетия. Плавание на папирусном судне многими воспринималось как авантюра. Хейердал проплыл с экипажем на бальсовом плоту «Кон-Тики» из Перу в Полинезию. Плот вышел из перуанского порта Кальяо 28 апреля 1947 года. Сто и один день Тур Хейердал и пятеро его отважных спутников боролись с высокими волнами, непогодой и голодом. Они проплыли около пяти тысяч морских миль (это примерно восемь тысяч километров). А 7 августа 1947 года путешественники пристали к полинезийскому атоллу Рароиа. Тем самым они доказали, что на бальсовых плотах подобные плавания могли совершаться и в древности.

Источник: http://www.calend.ru/event/5056/
© Calend.ru

Некоторые цитаты

— Каким пароходом вы прибыли в Перу? — Видите ли, — принялся объяснять Бенгт, нагнувшись к перепуганному маленькому человечку, — я прибыл не на пароходе, я приехал в Перу на челноке. Онемев от удивления, чиновник посмотрел на Бенгта и напечатал «челнок» в соответствующей графе бланка. — А с каким пароходом вы покидаете Перу? — Опять же, видите ли, — вежливо произнес Бенгт, — я покидаю Перу не на пароходе, а на плоту.
***
Никакой шторм, никакой циклон не опасен так, как личные недоразумения, когда шесть человек на несколько месяцев заточены вместе на тесном пространстве плота.
***
И если на плоту будет несколько тесно, то зато над нами будет бескрайнее небо со всеми его звездами.
Подробнее на livelib.ru:
https://www.livelib.ru/author/19162/quotes-tur-hejerdal
 

 

Николай Пржевальский — русский путешественник и натуралист

https://www.google.com.ua/url?sa=i&rct=j&q=&esrc=s&source=images&cd=&cad=rja&uact=8&ved=0ahUKEwjm2qys6q7TAhWDFCwKHUNTCSwQjRwIBw&url=http%3A%2F%2Fprzhevalsky.ru%2F&psig=AFQjCNE1ZboJuqvr_h81wR8RIH96tWzhOA&ust=1492633209265210

О путешественнике и натуралисте

Николай Михайлович Пржевальский родился (31 марта) 12 апреля 1839 года в деревне Кимбирово Смоленской губернии. Его родители были мелкопоместными дворянами, отец – потомок запорожского казака. Отец его умер, когда мальчику было 7 лет, и воспитанием ребенка занимался дядя – страстный охотник и путешественник. В 1855 году Николай окончил Смоленскую гимназию и поступил на военную службу в пехоту, получил чин унтер-офицера, а через год стал учиться в Академии Генштаба Российской армии и был блестящим студентом. После окончания учебы Пржевальский был преподавателем истории и географии в юнкерском училище города Варшавы. В конце 1866 года он был включен в состав экспедиции Генштаба в Восточную Сибирь. С тех пор и началась его жизнь как путешественника, географа и исследователя. В 1867-1869 годах он занимался изучением Уссурийского края, именно там была собрана его знаменитая орнитологическая коллекция.
В 1870-1873 годах он занимался исследованием Монголии, Китая и Тибета во время своей первого путешествия по Центральной Азии. Тогда же Пржевальского настигла мировая слава, он был награжден Большой Константиновской медалью, которая являлась высшей наградой Географического общества. В 1876-1879 и 1879-1880 годах он возглавлял вторую и третью Центральноазиатские экспедиции. В свою четвертую, последнюю экспедицию 1883-1885 годов Пржевальский поехал уже будучи тяжело больным, однако и в ней он сделал много интересных и значимых открытий. На осень 1888 года была назначена очередная поездка в Центральную Азию, но (20 октября) 1 ноября 1888 года Николай Пржевальский скончался в Караколе (Киргизия). Во время экспедиций Пржевальским были собраны богатейшие орнитологические, зоологические, ботанические и минералогические коллекции, открыто несколько видов животных. Он был награжден несколькими почетными наградами и премиями. Его именем названы посёлок в Смоленской области (где находилось имение путешественника), горный хребет, ледник в горах Алтая, пещера недалеко от Находки, несколько видов животных и растений.

Источник: http://www.calend.ru/person/1717/
© Calend.ru

Пржевальский Николай Михайлович — афоризмы, цитаты, высказывания и изречения

В Центральной же Азии у меня много оставлено потомства – не в прямом, конечно, смысле, а в переносном: Лобнор, Кукунор, Тибет и прочее – вот мои детища.

Взобравшись на высокую вершину, с которой открывается далекий горизонт на все стороны, чувствуешь себя свободнее и по целому часу любуешься панорамой, которая расстилается под ногами. Громадные отвесные скалы, запирающие мрачные ущелья или увенчивающие собой вершины гор, также имеют много прелести в своей оригинальной дикости. Я часто останавливался в таких местах, садился на камень и прислушивался к окружающей меня тишине. Она не нарушалась здесь ни говором людских речей, ни суматохою обыденной жизни… (писал во время путешествия).

Вообще розог немало мне досталось в ранней юности, потому что я был препорядочный сорванец, так что бывшие в гостях деревенские соседи обыкновенно советовали моей матери отправить меня, со временем, на Кавказ, на службу.

Давнишние стремления наши увенчались успехом, мы воочию видели колыбель великой китайской реки и пили воду из ее истоков. Радости нашей не имелось конца. (писал во время путешествия).

Жизнь наша была, в полном смысле, борьба за существование, и только сознание научной важности предпринятого дела давало нам энергию и силы для успешного выполнения своей задачи. (писал во время путешествия).

Из года в год всё хуже и хуже ещё потому, что теперь подрастает молодое поколение, народившееся в эпоху всеобщего российского одурения. В общественной жизни в деревне такая неурядица, такие беззакония и такое торжество порока, каких нигде я не встречал в самых диких ордах Центральной Азии.

Как вольной птице трудно жить в клетке, так и мне не ужиться среди «цивилизации», где каждый человек, прежде всего, раб условий общественной жизни. Но простор пустыни – вот о чем я день и ночь мечтаю. Дайте мне горы золота, я за них не продам своей дикой свободы.

Каменные тюрьмы – называемые домами, изуродованная жизнь – жизнью цивилизованною, мерзость нравственная – тактом житейским называемая, продажность, бессердечие, беспечность, разврат, словом все гадкие инстинкты человека, правда, прикрашенные тем или другим способом, фигурируют и служат главными двигателями во всех слоях общества от низшего до высшего. Могу сказать только одно, что в обществе, подобном нашему, очень худо жить человеку с душой и сердцем.

Мы брали в рот по одному глотку, чтобы, хотя немного, промочить совсем почти засохший язык. Все тело наше горело как в огне, голова кружилась Еще час такого положения — и мы бы погибли. (писал во время путешествия).

Мечта моей жизни исполнилась, то, о чем недавно только мечталось, теперь превратилось в осуществившийся факт. (писал, когда экспедиция дошла до озера Куку-Нора).

Источник: http://www.aphorisme.ru/by-authors/przhevalskiy/?q=5215

 

Рене-Робер Кавелье де Ла Саль

https://www.google.com.ua/url?sa=i&rct=j&q=&esrc=s&source=images&cd=&cad=rja&uact=8&ved=0ahUKEwiigsvljKnTAhWlNJoKHcRrAf0QjRwIBw&url=http%3A%2F%2Fweb.lincoln.k12.mi.us%2FBuildings%2FMS%2FAdams%2FFlag%2520of%2520France%2520Royal.asp&bvm=bv.152479541,d.bGs&psig=AFQjCNFaeHAz6hBLwyttTgEuhsxJKivORw&ust=1492436345286165

О путешественнике

Рене-Робер Кавелье де Ла Саль (фр. René-Robert Cavelier de La Salle) или просто Ла Саль (22 ноября 1643, Руан — 19 марта 1687, Техас) — французский исследователь Северной Америки, первым из европейцев проплывший по реке Миссисипи и объявивший весь её бассейн владением французского короля под именем Луизианы. Благодаря его кипучей деятельности Франция приобрела (по крайней мере, на бумаге) огромную территорию, которую Наполеон век спустя отдаст за бесценок при совершении Луизианской сделки. В честь Ла Саля названо несколько городов и округов в США, административный район Монреаля, королевская военная академия в Канаде и марка автомобилей, производившихся с 1927 по 1940 годы компанией «General Motors».

Рене-Робер Кавелье получил воспитание в иезуитском колледже. К 22 годам он решил не принимать сан и, услышав о приключениях Шамплена и прочих французов в Америке, отправился в Новую Францию, где ему был пожалован земельный участок на острове Монреаль возле порогов Лашин. Помимо земледелия, Кавелье приторговывал пушниной, которую доставляли в его поместье индейцы из далёких уголков Америки. Из общения с туземцами ему стало известно о больших реках к югу от Великих озёр. В 1669 г. предприимчивый француз продал свой участок с намерением двинуться в сторону реки Огайо; долгое время ему приписывалась честь её открытия.

Кавелье нашёл союзника в лице графа де Фронтенака, самого энергичного и успешного из всех губернаторов Новой Франции. Фронтенак, которому докучали своими вылазками ирокезы, убедил Кавелье возвести на берегу озера Онтарио форт Фронтенак, откуда можно было держать под контролем меховую торговлю индейцев с колонистами Новой Англии, а также отправлять разведывательные экспедиции внутрь континента.

Планы Кавелье и Фронтенака натолкнулись на противодействие как монреальских купцов, державшихся за свою монополию на торговлю пушниной, так и иезуитов, которые считали своим долгом первыми принести туземцам «свет слова божьего». Кавелье, однако, во время поездки во Францию заручился поддержкой королевского двора, заложил форт Фронтенак (ныне Кингстон) и стал управлять им как представитель губернатора. В благодарность за усердие Людовик XIV возвёл его в дворянство с титулом «сеньора де ла Саль».

Управляя своим фортом, Ла Саль разбогател на торговле пушниной, но это не остудило его одержимости неизведанными землями к югу. В 1677 г. он вновь едет на встречу с «королём-солнцем» и получает разрешение на освоение «западных пределов Новой Франции», строительство бревенчатых укреплений, а также монопольное право на торговлю шкурами буйволов.

Поскольку король отказался финансировать предприятия колониста, Ла Салю пришлось войти в крупные долги в Париже и в Монреале. Иезуиты продолжали всячески препятствовать его деятельности, но зато в Европе он нашёл верного соратника в лице итальянского рыцаря Анри де Тонти. По возвращении в Канаду в 1679 году Ла Саль и Тонти построили «Гриффон» — первое торговое судно, бороздившее воды озера Эри. На нём они надеялись спуститься вниз по Миссисипи. Двигаясь на запад, Ла Салю удалось обнаружить крупную реку Иллинойс. Там был заложен форт Кревкёр (фр. Crèvecœur) и начато строительство ещё одного корабля.

Готовясь к походу внутрь материка, Ла Саль подметил, что индейцы способны совершать большие сухопутные переходы, питаясь дичью и небольшим запасом маиса. Таким образом он в середине зимы пропутешествовал от Ниагарского водопада до форта Фронтенак, чем вызвал неподдельное восхищение иезуита Луи Аннепена, решившего примкнуть к его отряду. Несмотря на крушение «Гриффона» и уничтожение форт-Кревкёра, Ла Саль в 1680 году сумел спуститься по Иллинойсу вплоть до его слияния с Миссисипи. Река его мечты лежала перед ним, но первопроходцу пришлось повернуть назад при известии об опасности, грозящей отряду его товарища Тонти.

Только в сезон 1681—1682 годов, получив дополнительные средства от заимодавцев, Ла Саль и Тонти спустились на каноэ вниз по Миссисипи и вышли 9 апреля в Мексиканский залив. Там Ла Саль торжественно объявил весь бассейн пройденной им реки собственностью французского короля и дал этим землям, плодороднейшим на континенте, имя Луизианы, то есть «Людовиковых».

Следующим мероприятием Ла Саля было возведение форта Сен-Луи на Иллинойсе. Основными поселенцами этой колонии на первых порах были индейцы. Для поддержания колонии на плаву Ла Саль обратился за помощью к губернатору в Квебек. Вести пришли неутешительные: Фронтенак был смещён, а его преемник, относившийся к Ла Салю весьма неприязненно, потребовал от последнего оставить Сен-Луи. Первопроходец отказался подчиниться приказу и, прибыв в Версаль, настоял на аудиенции у короля, который выслушал его благосклонно и пообещал свою поддержку.

Для закрепления Луизианы за Францией Ла Саль считал необходимым обосноваться в устье Миссисипи и, по возможности, отобрать у испанцев северную часть Техаса. В его распоряжении находилось не более 200 французов, но он считал возможным собрать под своими знамёнами до 15 тысяч индейцев и, кроме того, рассчитывал на услуги карибских буканиров. Со стороны это предприятие выглядело авантюрой, однако Людовик XIV, в то время воевавший с испанцами, посчитал, что отвлечь их внимание на западе было бы полезным. Он выделил Ла Салю деньги, суда и людей.

24 июля 1684 года экспедиция Ла Саля отплыла из Франции в сторону Мексиканского залива. С самого начала её преследовали неудачи — болезни, пираты, кораблекрушения. Капитаны отказывались следовать приказам Ла Саля. Их карты оказались настолько неточными, что суда прошли на 500 миль западнее точки назначения и приняли за устье Миссисипи бухту Матагорда у берегов Техаса. Отчаявшись найти заветную реку, моряки взбунтовались и умертвили Ла Саля.

Путешественник Рене де Ла Саль провозгласил владением Франции большую американскую территорию

9 апреля 1682 года путешественник Рене Робер Кавелье де Ла Саль, первым спустившись вниз по течению Миссисипи, высадился в ее устье и водрузил там внушительный деревянный крест, а также французский флаг. Так де Ла Саль провозгласил владением своей родины большую, чем сама Франция, территорию – от американских Великих озер на севере до Мексиканского залива на юге. Он также устроил простую, но торжественную церемонию по этому случаю. При участии горстки измотанных плаванием европейцев и не понимавших по-французски туземцев Ла Саль также объявил, что «новорожденной» колонии присваивается имя Луизиана в честь короля Людовика XIV…
Много позже, в 1803 году, Наполеон продаст эту землю США. Штаты впоследствии помимо самой Луизианы «нарежут» из этой территории еще 12 штатов: Миссури, Небраску, Айову, Арканзас, Северную и Южную Дакоту, Канзас, Миннесоту, Монтану, Вайоминг, Колорадо и Оклахому.

Источник: http://www.calend.ru/event/4953/
© Calend.ru

 

Адмирал Якоб Роггевен

https://www.google.com.ua/url?sa=i&rct=j&q=&esrc=s&source=images&cd=&cad=rja&uact=8&ved=0ahUKEwjqyNbuvJ3TAhWBCpoKHdCtATYQjRwIBw&url=http%3A%2F%2Focean-media.su%2F293-goda-nazad-by-l-otkry-t-ostrov-pashi%2F&psig=AFQjCNEAaRXhGxIeOzSEnFcjdoaXU0BWuw&ust=1492036901746516

О мореплавателе

Якоб Роггевен (нидерл. Jacob Roggeveen, январь 1659, Мидделбург — 31 января 1729) — нидерландский мореплаватель, наиболее известен тем, что открыл остров Пасхи.

В 1721 году получил задание от Вест-Индской компании исследовать Тихий океан к западу от Чили, так как предполагалось, что там находится большая земля. 6 апреля 1722 года утром, в Пасхальное воскресенье, открыл новый остров. Традиции того времени предполагали называть новые земли в честь религиозного праздника в день их открытия. Так на карте появился остров Пасхи.

В 1721—1722 годах Роггевен также открыл несколько крупных атоллов в архипелаге Туамоту, а также острова Мануа, Тутуила и Уполу в архипелаге Самоа. В 1723 году возвратился в Нидерланды. При возвращении в Европу он попутно обследовал Фолклендские острова, пройдя проливом Ле-Мер, разделяющим острова Огненная Земля и Эстадос.

Роггевен один из первых вошёл в современный Южный океан, перейдя в Тихоокеанском секторе отметку 60° южной широты.

Последние выдающиеся открытия голландцев в Тихом океане

Якоб Роггевен в 1716 или 1717 году обратился в Вест-Индскую компанию, и к его проектам отнеслись весьма серьезно: у Якоба Роггевена за плечами был большой опыт. Девять лет он провел в Ост-Индии — был советником судебной палаты в Батавии. Он приобрел опыт вождения кораблей и узнал пути, ведущие из гаваней Явы и Молуккских островов в Новую Голландию.
В 1721 году Вест-Индская компания снарядила экспедицию. Роггевен получил три корабля: «Аренд», «Тинховен» и «Африканен Галей». Флотилия имела семьдесят пушек, и в команде ее числилось двести двадцать три матроса и солдата.
Плавание по Атлантическому океану не представляло особого интереса. После захода в Риоде-Жанейро Роггевен направился на поиски Фолклендских островов. Хотя эти острова в то время были хорошо известны, приходится предположить, что голландские моряки имели об их местоположении весьма неопределенные сведения, ибо, отказавшись от поисков Фолклендских островов, они стали разыскивать острова, называвшиеся французами Сен-Луи, не подозревая, что это тот же самый архипелаг.
Открыв или скорее усмотрев на широте Магелланова пролива в восьмидесяти лье от материка Америка остров окружностью в «двести лье» и дав ему название Южная Бельгия, Роггевен вошел в пролив Лемер, где течение увлекло его к югу до 62°30′; затем, обогнув мыс Горн, он направился к северу, подошел к берегам Чили и стал на якорь у острова Моа. Затем он достиг островов Хуан-Фернандес, где соединился с «Тинховеном», с которым был разлучен с 21 декабря.
В конце марта три корабля покинули острова Хуан-Фернандес и взяли курс на запад-северо-запад, в направлении, где должна была находиться между 27° и 28° южной широты земля, открытая Дейвисом. После многодневных поисков Роггевен 6 апреля 1722 года в первый день праздника пасхи очутился в виду острова, названного им островом Пасхи. Больше всего голландцев удивили огромные статуи, высотой до 30 футов и более. Их было очень много, и все они стояли на каменных платформах, островитяне воздавали этим идолам (по мнению голландцев, глиняным) всевозможные почести. Все статуи были задрапированы длинными полосами материи, и эти драпировки свешивались с плеч до самого пьедестала. На головах статуй были водружены корзины, наполненные белыми камнями.
Об экспедиции Роггевена и таинственном острове Пасхи современники голландского мореплавателя узнали от одного из участников плавания — немца Карла-Фридриха Беренса. Этот предприимчивый авантюcт, который скитался в поисках наживы и приключений по всему свету, казался незаурядным рассказчиком. Его книга «Путешествие по южным странам и вокруг света в 1721 -1722 годы», изданная в 1737 году, имела большой успех и возбудила немалый интерес к острову Пасхи и к странам южных морей. Дневнику же самого Роггевена не повезло.
Он более ста лет пролежал в голландских архивах и опубликован был только в 1838 году.
Один из туземцев безбоязненно поднялся на палубу корабля. Там он всем понравился своим добротой, веселостью и дружелюбием. На следующий день Роггевен увидел на усеянном высокими статуями берегу толпу, по-видимому с нетерпением и любопытством ожидавшую прибытия чужеземцев. Неизвестно почему, раздался ружейный выстрел; один из островитян упал мертвым, а объятые страхом туземцы разбежались во все стороны. Через некоторое время, однако, на берегу собралось еще больше людей. Тогда Роггевен, став во главе ста пятидесяти человек, приказал дать залп, который положил на месте множество жертв. В ужасе туземцы поспешили умилостивить грозных пришельцев и сложить к их ногам все, что имели.
Флерье не считает, что остров Пасхи и есть та самая полулегендарная земля Дейвиса, которую стремился найти Роггевен.
Однако, вопреки его доводам и несмотря на обнаруженные им различия в описании и в приводимых координатах двух островов, все же приходится считать открытия Дейвиса и Роггевена тождественными, так как никакого другого острова в этих, теперь хорошо изученных широтах не существует.
Увлекаемый порывами сильного ветра, Роггевен вынужден был покинуть стоянку у восточного берега острова Пасхи и, взяв курс на запад-северо-запад, пересек «Дурное море» Схаутена; пройдя от острова Пасхи восемьсот лье, он оказался в виду земли, которую принял за Собачий остров Схаутена и которой дал название Карлсхоф (Аратока).
Эскадра прошла мимо этого острова, не остановившись, а следующей ночью, отнесенная ветром и течениями, совершенно неожиданно Для всех очутилась среди группы низких островов.
«Африканен Галей» разбился о подводный камень, и та же участь Розила двум ее спутникам. Лишь по истечении пяти дней усилий, тревог и опасностей голландцам удалось выбраться из архипелага и снова пометь в открытое море.
Жители этих островов были высокого роста, с гладкими длинными волосами; тело они раскрашивали в разные цвета.
В настоящее время все географы единодушно сходятся на том, что Давленное нам Роггевеном описание Пагубных островов относится к Рхипелагу Туамоту, которому Кук дал название Паллисер.
Избежав опасностей Пагубных островов, Роггевен на следующий дец. утром открыл землю, названную им Аврора. Чрезвычайно низкий, это-островок едва выступает из воды, но если бы солнце показалось на не сколько минут позже, «Тинховен» там безусловно погиб бы.
Приближалась ночь, когда был замечен другой остров, получив, ший название Веспер (Вечерняя заря); теперь довольно трудно установить, к чему относится это название; возможно, то был один из остро. вов Туамоту.
Роггевен продолжал идти на запад между пятнадцатой и шестнадца. той параллелями и вскоре неожиданно очутился среди полузатопленных островов.
«Приближаясь к ним, — рассказывает Беренс, — мы увидели множество челноков, плывших вдоль берега, и пришли к заключению, что страна густо заселена. Подойдя еще ближе, мы убедились, что перед нами I несколько островов, расположенных очень близко один от другого. Мы I незаметно так далеко зашли в этот архипелаг, что начали сомневаться, I удастся ли нам выбраться; адмирал приказал одному из штурманов взоб- I раться на верхушку мачты, чтобы разглядеть, каким путем можно отсюда I выйти. Своим спасением мы обязаны стоявшему в то время штилю: ма-лейшее волнение выбросило бы наши корабли на скалы, и мы не имели бы возможности этому воспрепятствовать.
Итак, нам удалось выбраться без серьезных повреждений. Архипелаг этот состоит из шести островов; они имеют очень живописный вид и простираются все вместе примерно на тридцать лье. Они находятся на расстоянии двадцати пяти лье к западу от Пагубных островов. Мы дали им название Лабиринт, ибо нам пришлось изрядно покружить, чтобы попасть в открытое море».
Некоторые авторы отождествляют эту группу с островами Принца Уэльского, открытыми позднее Байроном. Флерье придерживается иного мнения. Дюмон Дюрвиль полагает, что речь идет об островах Флиген, виденных ранее Схаутеном и Лемером.
После трехдневного плавания все время на запад голландские моряки заметили прекрасный на вид остров. Кокосовые и другие пальмы говорили о его плодородии. Так как у берега оказалось слишком мелко, пришлось удовольствоваться высадкой хорошо вооруженных отрядов.
Еще раз голландцы совершенно напрасно пролили кровь безобидных жителей, ожидавших их на берегу и виновных лишь в том, что их было слишком много. После этой расправы, достойной варваров, а не цивилизованных людей, Роггевен попытался вернуть убежавших туземцев с помощью подарков вождям и малоискренних проявлений дружелюбия-Островитяне не дали себя провести. Они завлекли матросов в глубь остнапали на них и стали забрасывать камнями. Хотя ружейные залпы уложили многих туземцев на месте, они продолжали все же храбро наступать на чужестранцев и заставили их вернуться в шлюпки, унося своих раненых и мертвых товарищей.
Голландцам ничего не оставалось, как кричать о предательстве, не находя достаточно громких эпитетов для вероломства и кровожадности своих противников.
Несмотря на понесенные ими потери, голландцы назвали этот остров островом Отдыха в память о том наслаждении, которое им доставила его природа. Роггевен сообщал, что находится на шестнадцатой параллели; но долгота указана очень неточно, и отождествить его с каким-либо островом оказалось невозможным.
Следовало ли теперь Роггевену идти дальше на запад на поиски острова Эспириту-Санто (Новые Гебриды), открытого Киросом? Или же ему следовало направиться к северу, чтобы с попутным муссоном достигнуть Ост-Индии? Военный совет, на обсуждение которого был поставлен этот вопрос, остановился на втором решении.
На третий день плавания были открыты одновременно три острова, названные островами Баумана (ныне Мануа) по имени капитана «Тин-ховена», первым их заметившего. Островитяне подплыли к кораблю, чтобы начать торговлю, между тем как на берегу собралась огромная толпа, вооруженная луками и кольями.
Цветом кожи туземцы не отличались от европейцев, и лишь у некоторых она имела очень смуглый оттенок от солнечного загара. Их тела не были покрыты татуировкой. Кусок ткани, искусно вытканной и отделанной бахромой, закрывал их от пояса до пяток. Голову прикрывала шляпа из той же ткани, а на шее висели гирлянды ароматных цветов.
«Надо признать, — пишет Беренс, — что это был самый цивилизованный и самый честный народ из всех, виденных нами на островах Южного моря; восхищенные нашим появлением, они встретили нас, как богов, а когда мы собрались уезжать, выражали самое горячее сожаление».
По всей вероятности, то были жители островов Мореплавателей (Самоа). На дальнейшем пути голландские моряки заметили острова, которые Роггевен принял за острова Кокосовый (Боскавен) и Предателей (Кеппел), посещенные уже Схаутеном и Лемером, и которые Флерье, чтобы подчеркнуть заслуги голландского мореплавателя, называет островами Роггевена; затем экспедиция прошла в виду островов Тинховен и Гронинген, по мнению Пенгре, представлявших собой открытый Мен-Даньей архипелаг Санта-Крус, и достигла, наконец, берегов Новой Британии, где голландцы запятнали себя новыми убийствами. Оттуда они направились к берегам Новой Гвинеи и, миновав Молуккские острова, бросили якорь в Батавии 11 июля 1723 года. В Батавии Ост-Индская компания немедленно конфисковала оба корабля. Участники экспедиции на положении арестантов были доставлены в Голландию, где Роггевен втянулся в тяжбу с Ост-Индской компанией. Он умер в 1729 году, вконец разоренный.
Самым существенным его открытием был затерянный в восточной части Тихого океана остров Рапануи (Пасхи).

Экспедиция адмирала Якоба Роггевена открыла остров, названный ими островом Пасхи

5 апреля 1722 года экспедиция адмирала Якоба Роггевена, отправленная голландской Вест-Индской компанией в августе 1721 года на поиски гипотетического Южного материка, открыла небольшую уединенную гористую землю. Открытие мореплаватели сделали в первый день христианской Пасхи, после того, как благополучно обошли Южную Америку, вышли в Тихий океан и взяли курс на северо-запад на восьмом месяце плавания. Остров, естественно, в честь праздника и назвали. Голландцы были поражены видом «разноцветных» туземцев: чернокожих и краснокожих, однако еще большее впечатление на них произвели расставленные по берегу гигантские, до 20 метров высотой, каменные истуканы. Их называли «моаи». Некоторые моаи были в «шапках» из красного камня. Изготовлялись моаи в каменоломнях в центре острова. Каким образом они доставлялись к побережью, неизвестно. По легенде они «шли» сами.

Сегодня остров Пасхи — территория Чили, а Моаи — одна из главных достопримечательностей и «приманок» для туристов. Местное название острова — Рапа-Нуи. В художественной литературе встречается также название Вайгу. Наряду с архипелагом Тристан-да-Кунья является самым удалённым населённым островом в мире. Расстояние до континентального побережья Чили составляет 3703 км, до острова Питкэрн, ближайшего населённого места, — 1819 км.

Давид Ливингстон — выдающийся исследователь Африки

https://www.google.com.ua/url?sa=i&rct=j&q=&esrc=s&source=images&cd=&cad=rja&uact=8&ved=0ahUKEwiz29XzqeLSAhXKDywKHYfWDBsQjRwIBw&url=http%3A%2F%2Fwww.yesheis.ru%2Fdavid-livingston%2F&psig=AFQjCNERLN_vEYIx6h6cNaK2Gb8q1uV4GA&ust=1490004576023720

О путешественнике

Давид Ливингстон родился 19 марта 1813 года в деревеньке Блантайр (графство Ланарк, Шотландия). Уже с десяти лет он пошел на работу на ткацкую фабрику. Давид самостоятельно обучился латинскому и греческому языкам, выучил математику. Это помогло ему при поступлении в Университет Глазго. Там Ливингстон в течение двух лет обучался теологии и медицине, а потом получил степень доктора. В 1838 году он стал священником. В этом же году Давид был принят в миссионерское общество. В 1840 году он уехал в Китай с религиозной миссией. С ноября того же года на протяжении 15 лет Ливингстон путешествовал по Африке. В 1856 году он вернулся в Великобританию, став национальным героем. В 1857 году вышла книга Ливингстона «Путешествия и исследование миссионера в Южной Африке». Правительство Англии воспользовалось его авторитетом у африканцев и назначило Давида консулом в Замбези. В 1858 году Ливингстон с женой и детьми уезжает в Африку. В 1864 году, вернувшись в Англию, Ливингстон совместно с братом Чарльзом написал вторую книгу под названием: «Повесть об экспедиции к Замбези и ее притокам».
1 мая 1873 года Давид Ливингстон умер в Читамбо (сегодня Замбия). Его сердце было похоронено там же. А тело отправлено и захоронено в Великобритании. В 1874 году были изданы «Последние дневники Давида Ливингстона».

Особенности путешествий

До открытий Ливингстона вся южная половина Африки казалась однообразною, безжизненною пустыней; карты этой части света робкими точками изображали предполагаемые течения рек, но в некотором удалении от берегов — и точек не было. По берегам известны были редкие поселения и станции, да устья рек, в которых мореплаватели запасались водою. Далее вглубь страны — будто все только степи да степи, сожженные палящими лучами солнца, без воды, без растительности, без жизни, где безраздельно царствуют одни лютые звери, цари пустынь и степей. В эти-то дикие, неведомые края южной Африки дерзнул пробраться Ливингстон.
Задача Ливингстона состояла в том, чтобы проникнуть внутрь Африки с евангелием и проложить путь просвещению, для прекращения отвратительного торга невольниками, и он победоносным образом выполнил свою задачу. Дорога проложена, и Африка открыта для торговли и цивилизации.
С 1840 до 1849 года Ливингстон занимался изучением наречий и нравов туземцев и сделал, одно за другим, четыре большие путешествия. Каждое путешествие, взятое отдельно, так значительно, что одно могло бы навсегда прославить человека.
В первое за тем еще более важное путешествие, предпринятое в 1849 году вместе с женой и детьми, Ливингстону удалось добраться до одного из внутренних озер Африки, озера Нгами, лежащего на расстоянии 1300 верст в прямом направлении от города Капа на мысе Доброй Надежды. Об этом озере он неясно догадывался из разговоров и рассказов туземцев. Потом, все ещё вместе с своим семейством, он все дальше и дальше разведывал и открывал неизвестные до того времени края, и таким образом открыл великолепную реку Замбези, которую он считает большою дорогою для сообщения Европы с внутреннею Африкой. Наконец от 1852 до 1856 года, оставив семейство свое в Капштадте, Ливингстон один, в сопровождении нескольких туземцев, среди бесчисленньх трудностей, прошел через всю Африку, сначала с востока на запад, а потом с запада на восток на пространстве восемнадцати тысяч верст. Благодаря Ливингстону, теперь известно, что внутренняя Африка орошается многоводными реками, покрыта роскошною, разнообразною растительностью; известно, что берега этих рек населены многочисленными племенами, которые имеют понятия о торговле и уж конечно имеют ясное понятие о войне; короче сказать — известно, что южная Африка — не бесплодная, безводная, безлюдная и непроходимая пустыня, а страна с богатою будущностью, открытая для предприимчивости, торговли и миссионеров.
Вот письмо Ливингстона, посланное обществу миссионерства в Лондон, от 4-го октября 1851 года.
«Вы, видите, какие обширные страны открыты перед нами по воле благого Провидения; но я чувствую, что не в состоянии ничего предпринять, если не буду освобожден от всех домашних забот. Так как у нас было уже намерение отослать детей в Англию, то я нахожу, что теперь отослать их вместе с матерью — будет всего умнее. Тогда я могу ехать по своим делам один и посвятить два или три года этим новым странам. Одна мысль о разлуке с женой и детьми разрывает мое сердце; но эта жертва необходима.
«Подумайте, какое множество народа в землях Себитуане расположено принять Евангелие, подумайте, что, по всем вероятностям влияние и старания миссионеров могут прекратит торг неграми в большей части Африки. Подумайте, что в особенности с этим вновь открытым путем является возможность сношений христиан с дикарями; и тогда, я уверен, ответа на это письмо мне не придется долго ждать.
«Мое честолюбие ограничивается желанием перевести Библию на их язык, и когда я достигну того, что она будет доступна пониманию этого народа, то я умру спокойно.»
На такой призыв человека, преданного идее христианства, общество миссионеров не могло отвечать неудовлетворительно.

Америго Веспуччи — путешественник, в честь которого была названа Америка

https://www.google.com.ua/url?sa=i&rct=j&q=&esrc=s&source=images&cd=&cad=rja&uact=8&ved=0ahUKEwj_iPDio8nSAhUH1ywKHbqMBIIQjRwIBw&url=http%3A%2F%2Fciaoamericamagazine.com%2Ftag%2Famerigo-vespucci%2F&psig=AFQjCNHUdp8YXt0SbXeagKijaUQI00VTzg&ust=1489143946160436

О жизненном пути путешественника

Америго Веспуччи родился (по одной из версий) 9 марта 1454 года во Флоренции (Италия), его отец был нотариусом. Получив хорошее домашнее образование, Америго в течение нескольких лет работал в торговом доме Медичи. В 1490 году он переехал в Севилью (Испания), где продолжал работать на ту же фирму агентом. Работа заключалась главным образом в оснащении кораблей. Естественно, что при такого рода работе Америго детально изучил устройство кораблей. Также он освоил астрономию и навигацию. В 1492 году Америго перешел на морскую службу Испании, участвовал в снаряжении второй и третьей экспедиций Христофора Колумба, и сам поддерживал с ним дружеские отношения. В 1499-1500 годах Веспуччи совершил плавание с экспедицией Алонсо Охеды в роли штурмана, под его командованием находились два корабля, снаряженные за его же счет.
Летом 1499 года Веспуччи открыл дельту Амазонки, исследовал большую часть побережья Южной Америки. Затем, в июне 1500 года вернулся в Испанию. Америго Веспуччи продолжал участвовать в экспедициях, посвященных исследованиям Южной Америки в 1501–1502 и 1503–1504 годах. В 1505 году Веспуччи стал кастильским подданным. В 1508 году он был назначен на пост главного пилота Испании. На этом посту Веспуччи и оставался до самой своей смерти. По рассказам современников Америго был исключительно справедливым, умным и наблюдательным человеком. Обладал талантом писателя, довольно часто преувеличивал, рассказывая о природе открытых им стран, о внешнем виде и быте индейцев и о многих еще увиденных им удивительных явлениях. Но при этом никогда не говорил о начальниках экспедиций и своей роли в этих экспедициях. Умер Америго Веспуччи 22 февраля 1512 года в Севилье.

Путешествия и «открытие» Америки

Хорошо быть младшим сыном в семье государственного нотариуса Флорентийской республики. Счастливое детство, сменилось не менее счастливой юностью. Начальное образование Альбериго получал дома, с ним занимался родной дядя, монах-доминиканец, отличавшийся не только педагогическим талантом, но и веселым нравом. Обучение в университете проходило легко и приятно. К двадцати годам младший сын флорентийского нотариуса становится обладателем степени магистра права.
«Не родись красивым, а родись счастливым», — справедливость этой поговорки в полной мере относится к человеку, именем которого назван Новый Свет — Америго Веспуччи. И хотя на самом деле он даже не был мореплавателем, зато он отлично владел письменным слогом, был талантливым юристом, честным человеком и хорошим другом. Вот, пожалуй, самая исчерпывающая характеристика Альбериго Веспуччи (именно так его назвали родители). А вот история с названием нового материка к личности юриста дома Медичи не имеет отношения. Это все реклама и хороший промоушен издателей его писем и записок.
Путешествия Америго Веспуччи: каприз пожилого юриста или тайная миссия? Достоверно известно, что «испанский» юрист и бухгалтер Медичи — Америго Веспуччи отправился в свое первое плавание в составе экспедиции под командованием Алонсо де Охеда в 1499 году. К этому времени ему исполнилось уже 45 лет, возраст для того времени почтенный и даже пенсионный. Что же подвигло успешного и состоятельного «финансового менеджера» оставить уютный офис на берегу и отправиться в полное опасностей и неизвестности путешествие? Исследователи предлагают несколько вариантов: Романтическая версия — стареющий и одинокий человек (не сохранилось никаких сведений о личной жизни или семье Веспуччи) решает круто изменить свою жизнь и отправиться в далекие страны за новыми впечатлениями и приключениями. Версия меркантильная — Альбериго Веспуччи принимает решение зарабатывать состояние для себя, а не для Медичи, предвидя огромные прибыли, которые принесет покорение Нового Света. Версия реалистичная — Медичи отправили своего доверенного представителя в «командировку», чтобы он проследил за тем, как расходуются средства, вложенные банкирами в «проект». Именно последний вариант заслуживает доверия, поскольку так поступали многие «инвесторы» XV-XVI веков. Итак, Альбериго Веспуччи принимает участие в экспедициях к берегам Нового Света в качестве «пассажира» и представителя главного финансиста. Трижды немолодой уже флорентийский «менеджер» посещает берега нового континента: один раз в составе испанской экспедиции и дважды в составе португальских «десантов». Первое путешествие Америго Веспуччи продолжалось с 20 мая 1499 года по февраль 1500 года. Во время экспедиции были исследованы побережья таких современных стран как Суринам, Гайана и Венесуэлла — это название (маленькая Венеция) Веспуччи дал поселению, которое располагалось на сваях прямо на воде в заливе Маракайбо. После исследования залива экспедиция проплыла около тысячи километров на запад (вдоль побережья Колумбии), после чего посетила вест-индские острова, а оттуда направилась обратно в Испанию.